Думай хорошо...

 

 

                     

                                            И будет Х-О-Р-О-Ш-О!

Путешествие за ПОНИМАНИЕМ / Библиотека / Harvard Business Review / Статья из №12 (34), декабрь 2007 

Фитнес для мозгов: секрет долголетия

Играйте  

Еще один весьма эффективный способ поддержать умственное здоровье — заняться таким серьезным делом, как игра. Французский философ Анри Бергсон писал: «Существовать — значит меняться, меняться — значит взрослеть, взрослеть — значит бесконечно создавать себя». Для этого надо сознательно прибегнуть к помощи величайшего наследия нашего дет­ства — к нашей способности играть, без которой невозможны ни фантазия, ни изобретательство.  

Слово «игра» словари толкуют как «занятие, служащее для отдыха, развлечения». Глагол «играть» понимают как работу воображения, которая приводит отдельного человека или целый коллектив к открытиям и новым знаниям (например, мы говорим «поиграть с идеей»). Другое значение «играть» — особый вид социального поведения, который содействует развитию того, что Дэниел Гоулман назвал эмоциональным и социальным интеллектом (выражения «играть на чьей-то стороне», «подыгрывать», «сыграть против кого-то» или «разыграть какую-то карту»). В любом случае, «играть» значит действовать по своему желанию, а не по принуждению — ведь во время игры активизируется центр удовольствия мозга. Опыты американского нейробиолога Яака Панксеппа на млекопитающих показали, что игра — базовая человеческая потребность и источник радости. Когда человек ощущает радость, в его мозгу вырабатываются химические вещества, которые регулируют экспрессию генов, необходимую для формирования у ребенка общественного сознания. Радость оказывается тем эмоциональным топливом, которое помогает мозгу формировать и расширять синаптические сети. В раннем детстве эти процессы протекают в низших подкорковых областях, а позже, как пишут Панксепп и его коллеги, способствуют умножению и развитию высших психических функций, которыми управляет лобная кора. Значит, игра служит психологической предпосылкой не только социальной и эмоциональной, но и физиологической зрелости.  

Когда играют взрослые, у них активизируется префронтальная кора головного мозга (это самые развитые и эволюционно самые молодые отделы нашего мозга), которая отвечает за сложные когнитивные и поведенческие функции, в частности, за мышление, восприятие, осознание стимулов и поощрений, формирование навыков и целей, за воображение, самопознание и память. То есть игра улучшает нашу способность рассуждать и понимать окружающих. Об этом догадывались гениальные мыслители и лидеры. Альберт Эйнштейн, скажем, полагал, что ему удалось проникнуть в тайну Вселенной именно благодаря своеобразной игре.  

Когда его попросили рассказать, как он открыл теорию относительности, он сказал, что все началось с физического ощущения, которое затем перешло в зрительные образы и наконец предстало в виде формулы — ее уже можно было объяснить словами и описать символами. Это напоминает не столько процесс анализа, характерный для взрослых людей, сколько дет­ские фантазии, создание воображаемого мира, где, словно по волшебству, появляются разные персонажи. И становится понятным, почему Эйнштейн утверждал, что воображение важнее знания.  

В условиях, когда нам приходится все более жестко контролировать свои эмоции, к игре можно прибегать сознательно, как к лекарству. Но с возрастом мы играем все реже. Дэниел Гоулман так пишет об этом: «По мере того как ребенок взрослеет, эмоциональный контроль все больше подавляет его потребность в шумных играх и веселье. Когда в конце периода детства и в начале подросткового возраста формируются регуляторные схемы префронтальной коры, детям лучше удается соответствовать требованиям взрослых и вести себя “серьезно”». Постепенно игра уходит в мир воспоминаний, и человек уже не может, как прежде, черпать в ней новые силы.  

Некоторые организации стараются создавать условия для эксперимента и игры. Быстро растущие компании Кремниевой долины вроде Google и Apple поощряют игру в самых разных проявлениях: там существуют комнаты для медитаций, отдыха, специальные игровые. Руководители этих компаний понимают, что, если люди на законных основаниях и в спокойной обстановке будут предаваться интеллектуальным играм, это только раскрепостит их творческое начало, да и мозги всегда будут в хорошем состоянии. И наоборот, в компаниях, где игры не поощряются, интеллектуальные способности сотрудников могут захиреть — совсем как у детей с синдромом неудачника: он развивается, если они растут в неблагоприятных условиях — физических и моральных. Классический пример — компания ITT (особенно при Гарольде Джинине): Wall Street Journal однажды отозвалась о ней как о «компании, которая не перестает разочаровывать, даже если вы и так ничего хорошего от нее не ждете».  

Чтобы создать благоприятную среду для развития своих умственных способностей, важно найти золотую середину между риском и безопасностью, но это как раз самое трудное. Если вы хотите по-настоящему окунуться в игру, вам надо делать ставки; риск держит мозг в состоянии боевой готовности и активизирует его способность и к рассуждению, и к воображению. Совсем не оставляя в своей профессиональной деятельности места риску, вы можете повторить судьбу излишне опекаемого ребенка: родители не позволяют ему самостоятельно исследовать мир, и потому он никогда полностью не раскрывает свои способности. Но слишком высокий риск вызывает стресс. А стресс активизирует амигдалу и другие области лимбической системы, из которых в мозгу состоит внутренняя система безопасности. Когда в дело вмешивается лимбическая система, мозг заставляет нас действовать инстинктивно — то есть включается программа, направленная на выживание, — вместо того чтобы обратиться к усвоенным моделям поведения высшего порядка. В экстремальных ситуациях стресс может спровоцировать повышенную тревожность и неадекватное поведение. И чем сильнее вы «заводитесь», тем выше вероятность того, что это случится. Честолюбивые люди боятся показаться дураками или неудачниками. Как говорит социолог Крис Аргирис (американский психолог, который одним из первых начал изучать проблему обучения и личностного развития сотрудников), умным людям, которые привыкли все схватывать на лету, особенно трудно учиться тому, что сулит ошибки и неудачи. Игра — это тяжкий труд.  

Развивайте способность к восприятию нового  

Как известно, мозг состоит из двух полушарий, выполняющих взаимосвязанные, но очень разные функции. Благодаря достижениям нейрофизиологии мы сейчас более полно, чем раньше, представляем себе значение правого и левого полушарий. Левое полушарие отвечает за анализ, последовательную обработку информации, в том числе речи, абстрактное мышление, оценку временных отношений, решение вербально-логических задач. В правом полушарии информация обрабатывается целостно, синтетически, без участия речи. Правое полушарие имеет дело с новизной, с данными и опытом, менее линейными и менее лингвистически и математически структурированными. Правое полушарие — более «поэтическая» часть мозга, оно оперирует метафорами и образами.  

В этом разделе статьи мы поговорим о том, как можно улучшить работу левого полушария, хотя и считается, будто бы его потенциал — вопрос наследственности.  

По иронии судьбы интеллектуальная гимнастика, предназначенная для деловых людей, направлена в основном на стимуляцию правого полушария мозга — его творческой, игровой стороны. Причина отчасти в ставшем уже классическим образе бизнесмена: скучный, зажатый тип в сером костюме. Правда и то, что в последние годы творчество стали рассматривать как панацею от корпоративных недугов. Развивать творческое, нестандартное мышление важно, но, стимулируя аналитические левополушарные нейронные структуры, вы принесете себе не меньше пользы. Эти структуры отвечают за тот стандартный набор действий, которые вы совершаете в течение конкретного дня. Они по сути представляют собой что-то вроде библиотеки или хранилища программ — автоматически дают вам подсказки, когда вы выполняете рутинные задания и решаете привычные проблемы.  

Почему так важно левое полушарие? В результате недавних исследований мозга с применением методов прямой визуализации (нейроизображения) был выявлен один из механизмов работы левого полушария, а именно скопления нервных клеток, которые служат посредниками между основными функциями управляющего мозга, — нейробиологи, в частности Элхонон Голдберг, называют их аттракторами. Аттракторы сосредоточены не только в левом полушарии, но поддерживают главным образом его работу. Они объединяются, чтобы максимально эффективно и точно организовывать мысль и действие. Вместе они составляют основу восприятия действительности — то, что с подачи Нобелевского лауреата Герберта Саймона называют распознаванием паттернов (в русской традиции это еще и распознаванием образов). Обучение, любое человеческое знание и умение приводит к подсознательному накапливанию долгосрочной памятью легко распознаваемых шаблонов — паттернов. Распознавание паттернов — самый мощный ин­струмент, которым располагает наш интеллект: он позволяет сводить неизвестное к известному, различать и упорядочивать огромное количество данных, извлекать из них смысл и благодаря этому быстро оценивать ситуацию, чтобы немедленно предпринять соответствующее точное действие. Это сложная цепная реакция, при которой задействованы способности высшего порядка к отвлеченному мышлению и переработке многослойных залежей накопленного опыта. Если говорить о руководителях, то способность к систематизации, важнейшее свойство их интеллекта, проявляется, например, в способности упрощать, не примитивизируя. Им приходится ориентироваться в быстро изменяющейся деловой обстановке, а значит, безупречная работа механизма распознавания паттернов — едва ли не главное их конкурентное преимущество, и этот механизм поддается усовершенствованию.  

Развивать левополушарные способности можно по-разному. Попробуйте пересмотреть, изменить и обогатить свои установки. Прислушивайтесь к разным точкам зрения, читайте такие статьи и книги, на которые раньше не обращали внимания, ходите туда, где наверняка узнаете что-нибудь новое.  Все это — особенно то, что касается работы, — расширит ваш горизонт, заставив критически оценить свои представления о мире, и в итоге улучшит вашу способность к распознаванию паттернов.  

Хороший результат от подобных «погружений» получила Hitachy Data Systems. Консалтинговая компания Brighthouse, которая работала с ее руководителями, однажды пригласила их на семинар, посвященный проблемам формирования стратегии, — в нем должен был участвовать известный историк, специалист по античности. Присутствовавшие все вместе размышляли о том, как Hitachy занять новые, более выгодные позиции. Вдохновленные услышанным, топ-менеджеры решили создать у себя что-то вроде древнегреческой агоры, где можно обмениваться идеями и знаниями. Мы вовсе не хотим сказать, что это посоветовал им профессор-античник; нет, руководители Hitachy, прослушав лекцию о древних Афинах и примерив идею античной агоры к своей компании, нашли новый, более продуктивный способ обмена информацией.  

В целом же, чем чаще вы получаете такую интеллектуальную встряску, тем лучше. Надо настроиться на постоянное освоение новых знаний, на познание иного мировоззрения, на «погружение» в новые системы, надо этим увлечься. Важно, чтобы подобные интеллектуальные экскурсы не были разовыми, ибо вся их соль в том, чтобы всегда быть открытым к восприятию самых разных вариантов и ситуаций. Тогда ваш мозг закодирует их и они в совокупности своей существенно пополнят вашу копилку опыта.  

Как только вы почувствуете потребность расширить свой кругозор, дабы держать себя в хорошей интеллектуальной форме, для вас станет важно, чтобы и вашим подчиненным не грозил умственный застой. Не стоит, в частности, набирать в свою команду людей с более или менее одинаковой трудовой биографией. Совет может показаться банальным, но приглядитесь внимательно к тому, как у вас формируются высшие эшелоны власти. Нет ли тут некоей господствующей тенденции? Естественно, что сотрудники, стремящиеся к более высоким постам, хотят повторить путь тех, кто их уже достиг, а начальники предпочитают окружать себя людьми с таким же профессиональным опытом, как у них самих. В дарвинизме можно найти сколько угодно объяснений правильности подобного поведения с точки зрения выживания. Но если вам небезразличны интеллектуальный тонус вашей компании, способность топ-менеджеров оригинально мыслить и по-своему смотреть на мир, то не допускайте, чтобы руководящие посты занимали похожие друг на друга люди. Программы подготовки и отбора кандидатов на высшие должности, предполагающие выбор из узкой популяции начальников с одинаковым опытом и восприятием мира, выдвинут на авансцену руководителей с предсказуемыми интеллектуальными решениями. Когда все идет по накатанному, люди перестают искать новые варианты и вашей компании придется отчасти пожертвовать своим интеллектуальным здоровьем и конкурентоспособностью.  

Стремитесь к новизне  

Мы говорили о том, как важно левое полушарие мозга для интеллектуального тонуса, теперь по­смотрим, чем в этом смысле может быть полезно правое полушарие.  

С возрастом оно деградирует сильнее левого, поэтому важно развивать свою способность воспринимать новое — ее связывают именно с работой правого полушария.  

Раньше нейрофизиологи считали, что по части познавательных функций правое полушарие уступает левому, поскольку за наши речевые навыки и базовую или линейную логику отвечает левое. О том, что правое полушарие играет огромную роль в обретении новых знаний и опыта, которые потом откладываются в левом полушарии, тогда еще не знали. Лишь недавно было установлено, что правое полушарие отвечает за когнитивную новизну, а левое — за когнитивную рутину, что правое полушарие — это исследовательская часть мозга, ее «обязанность» — делать открытия и узнавать новое. Когда ребенок учится иностранному языку или когда взрослый принимается рисовать — всякий раз, когда человек смотрит на мир и воспринимает его по-новому, — он тренирует и развивает свое правое полушарие. Далее новое знание переходит в левое, «эксплуатационное» полушарие (хранилище тех самых паттернов, о которых говорил Герберт Саймон), где систематизируется, записывается и становится доступным для использования. Если левое полушарие связано со способностью говорить, то правое — с приобретением речевых навыков.  

Нейронным структурам правого полушария тренировка так же полезна, как и левого. Чем больше вы узнаете нового, тем легче вы учитесь. Берясь за новое, трудное для вас дело, вы способствуете повышению работоспособности и нейропластичности мозга — его способности адаптироваться к новой деятельности. Физиологи, исследовавшие пожилых людей, утверждают, что нейронные сети лучше развиты у тех, кто постоянно сталкивается с чем-то новым. Если человек не выпадает из жизни, он открыт для новых впечатлений. Этому правилу интеллектуального тонуса следовал Абрам Голдштейн. Адвокат с Манхэттена, заслуженный профессор в отставке, преподававший в Колледже имени Бернарда Баруха Городского университета Нью-Йорка, Голдштейн до 103 лет консультировал студентов-юристов и вел активную, в физическом и интеллектуальном отношении, жизнь.  

Постоянное освоение нового дает еще одно важное преимущество. Как показывают исследования, люди породы Голдштейна более устойчивы к болезни Альцгеймера и прочим формам слабоумия. Достаточно привести в пример случай Ричарда Витерилла, преподавателя университета и талантливого шахматиста, который легко просчитывал партию на восемь ходов вперед. В начале 2001 года (Витерилл тогда уже вышел на пенсию) он заметил, что стал хуже играть в шахматы: теперь ему удавалось просчитать только пять ходов. Он обратился к невропатологу и прошел все обычные диагностические исследования. Томограмма была нормальной. Через два года Витерилл скончался, и тогда провели аутопсию. Она выявила патологию мозга: у Витерилла оказалась болезнь Альцгеймера в конечной стадии. Очевидно, что она поразила его за много лет до смерти. Большинство страдающих этим недугом людей, у которых процесс зашел столь далеко, абсолютно лишены разума. Пример Витерилла лишний раз доказывает: чтобы защитить себя от наступающего с возрастом снижения умственных способностей, нужно регулярной тренировкой держать свой мозг в состоянии бодрости.  

Люди, восприимчивые к новому, обычно легче переносят кризисные ситуации, поскольку даже в тяжелейших обстоятельствах способны увидеть просвет. В этом отношении показательна реакция Джина Кранца в самый критический момент аварии «Аполлона-13» (стартовавший 11 апреля 1970 года космический корабль «Аполлон-13» должен был совершить третью в истории космонавтики посадку на Луну, но из-за взрыва кислородного бака в рабочем отсеке корабля посадку осуществить не удалось). Он сказал: «Сейчас наступает наш звездный час». Кранц, который руководил полетом «Аполлона-13» с Земли, за годы работы в NASA не раз опровергал прописные истины и шел поперек правил. Он возглавил группу, которая искала талантливых специалистов во всех отделах этой организации, пригласил подрядчиков и поставщиков работать прямо в центре полетов — чтобы легче было делиться знаниями. Майкл Юсим в своей книге «Формула лидерства» характеризует его как гения творческого руководства. Даже без сканирования его мозга очевидно, что в правом полушарии у Кранца нейронные проводящие пути образуют необычайно густую сеть. Его отношение к жизни, склад ума и опыт способствовали развитию правого полушария, столь важного для поддержания интеллектуального тонуса.  

Страницы:  Предыдущая  1 | 2 | 3  Следующая