Думай хорошо...

 

 

                     

                                            И будет Х-О-Р-О-Ш-О!

Путешествие за ПОНИМАНИЕМ / Библиотека / Александр Медведев, Ирина Медведева / Тайное учение даосских воинов / Тайное учение даосских воинов. Главы10-12 

Тайное учение даосских воинов. Главы10-12

 

Глава X

Я шел по улице Пушкина, когда меня остановила симпатичная девушка. Очень смущаясь, она сказала, что какой-то парень попросил ее передать мне записку.
- Какой парень? - поинтересовался я.
- Понятия не имею, - ответила она. - Я его никогда раньше не видела. Сначала я подумала, что он сумасшедший, потому что он сказал, что скоро вы пройдете по этой улице, и описал вас. Он так просил, что я подумала, что это очень важно. Он всунул мне в руку записку и ушел. Я решила, что это розыгрыш, но потом увидела вас и сразу узнала по росту и заплаткам на штанах.
Тут она густо покраснела и протянула мне свернутую бумажку.
Я взял записку, поблагодарил и попытался пригласить ее на свидание, но девушка была так смущена ситуацией, что, неожиданно перейдя на визг, она закричала.
- Что вам еще от меня нужно? - и убежала.
Я развернул записку и прочитал: "Приходи на скалу". Подписи не было. Но и без подписи я догадался, что записку написал Ли. Было в этом почерке что-то необычное, что напомнило мне непредсказуемую личность Учителя.
Под "скалой" Ли подразумевал Неаполь Скифский. Наскоро перекусив, я побежал туда. Я обыскал весь Неаполь, но Учителя так и не встретил. Вечерело. Я остановился на краю обрыва, любуясь панорамой города, раскинувшегося внизу. Спокойствие и мягкость теплого крымского вечера отразились на моем настроении. Я созерцал город, наслаждаясь красотой пейзажа, когда мне на затылок мягко легла чья-то рука. Я понял, что это была рука Ли, потому что он часто приветствовал меня таким образом. После изучения упражнений по аутодвижениям я начал автоматически реагировать на неожиданные прикосновения к моему телу или резкие движения в моем направлении, иногда отвечая на них серией ударов прежде, чем понимал, что происходит.
Рукой, положенной мне на затылок, Ли предупреждал, что это он, гася мою возможную агрессивную реакцию.
- Сегодня мы поговорим о памяти, - сказал он и спросил: - О чем ты сейчас думаешь?
Я ответил, что ни о чем особенном не думаю, просто любуюсь окрестностями.
- Много ли моментов, подобных этому, ты можешь вспомнить и насколько подробно ты помнишь их? - спросил Ли.
Я начал вспоминать и пересказывать свои воспоминания. Подобных моментов в моей жизни было очень много. С детства я очень любил природу, ходил с отцом в походы, на охоту, на рыбалку, и мне всегда нравилось созерцать горы, море, лес, закаты или туман.
Ли остановил меня и спросил:
- Много ли праздников ты помнишь? Как ты проводил их?
Я рассказал о том, как встретил последний Новый год. Ли требовал вспоминать все детали до мельчайших подробностей. Я описал другие праздники, вспоминая друзей, девушек, как они были одеты, какие-то интересные события. Ли внимательно слушал, иногда задавая вопросы или подбрасывая какую-нибудь новую тему для разговора.
Постепенно мои воспоминания становились ярче и детальнее. Я начал вспоминать вкус блюд, ощущая его во рту, я вдыхал запах курительных палочек, чувствовал на своей коже нежные прикосновения женских рук и вкус поцелуев. Воспоминания обретали форму и плоть, становясь реальными, словно время повернуло вспять и я вновь вернулся в события прошлого, испытывая те же эмоции и переживания.

Эффект оказался совершенно неожиданным для меня. Мне показалось, что сейчас я переживаю лучшие минуты моей жизни за многие месяцы. Меня захлестывало ощущение праздничного настроения, эмоционального подъема, предвкушение удовольствий и сюрпризов. Я чувствовал себя удовлетворенным и счастливым и с удивлением сказал об этом Ли.
- Я очень рад, что мне не придется объяснять тебе, что такое медитация воспоминания, - произнес он и пошел к спуску с Неаполя Скифского.
Я молча последовал за Учителем, продолжая вспоминать другие события, поддерживая в себе эмоциональный настрой медитации воспоминаний. Мы шли уже по набережной Салгира, когда я спросил:
- Для чего нужна медитация воспоминаний?

- Она позволяет тебе восстановить нить жизни, а нить жизни - это основа основ человека-дерева, - ответил Ли.
- Как можно восстановить нить жизни? Ведь человек не может помнить всю свою жизнь целиком.
- Человек помнит всю свою жизнь, все, что с ним когда-либо происходило, но его нужно научить вспоминать то, что важно и нужно для него, потому что его тело и мозг лучше всего запоминают и поэтому легче могут воспроизводить только то, что кажется важным для них. Ты вспоминаешь в первую очередь те события, которые кажутся наиболее значительными твоему мозгу и твоему телу.

Противопоставление мозга, тела и личности человека уже не в первый раз всплывало в наших беседах. То в шутку, то всерьез объясняя мне разные аспекты учения. Ли заострял внимание на этом противопоставлении. Например, он говорил:
- Часто бывает так, что мозг хочет чего-то, а тело ему сопротивляется, потому что не хочет работать. Твой мозг желает, чтобы ты, как личность, был сильным, а значит, и обладал сильным телом, однако для этого нужно работать. Если тело отказывается работать, тебе важно, как личности, занять сторону мозга и дать приказание телу работать, или, если тело слишком измучено или слабо для того, чтобы работать, ты, как личность, должен занять сторону тела и погасить требования мозга.

Когда твое тело хочет есть, оно заставляет мозг искать выход из этого положения и достать еду. Когда мозг помогает телу удовлетворить его потребность и ему удается это сделать, человек чувствует себя умиротворенным. Но это лишь поверхностное решение проблемы, потому что мозг и тело часто хотят не того, что нужно и полезно человеку как личности, и удовлетворение желаний приносит человеку не пользу, а вред.
- Мне кажется, что выполнение моих желаний принесло бы мне только пользу, - сказал я.
- А ты уверен, что знаешь свои желания? - спросил Ли.
- Естественно, что я знаю, чего я хочу, - ответил я.
- Для человека вообще неестественно знать, чего он хочет. Человек только думает, что хочет чего-то, а на самом деле он часто мечтает о вещах совсем противоположных, даже не отдавая себе в этом отчета. Я расскажу тебе древнюю притчу Спокойных о сокровенных желаниях, и ты сможешь убедиться, что я прав.

"Решил однажды голубой черт из Большой пещеры стать святым и прославиться добрыми делами. Надел на себя самые красивые одежды и разослал во все концы Поднебесной своих родственников и знакомых с вестью о том, что он берется исполнять самые сокровенные людские желания.

Скоро к пещере, где жил черт, потянулись вереницы людей, жаждущих получить обещанное.
Первым предстал перед чертом бедный крестьянин. Только хотел обратиться к нечистому со своей просьбой, как черт и говорит:
- Ступай домой. Твое желание исполнено.
Вернулся крестьянин домой, стал искать мешки с золотом и серебром, как вдруг видит - идет к его дому сосед, а на плечах у него вместо своей собственной - кабанья голова, глазами вращает да клыками щелкает. Ужаснулся крестьянин:
- Неужели у меня такие желания?
После крестьянина подошла к черту старая женщина, неся на спине мужчину с высохшими ногами. Положила его у ног черта и говорит:
- Исполни заветное желание моего сына. До конца жизни буду благодарна тебе.
Посмотрел черт на мужчину, а у того и руки отсохли. Заплакала, заголосила старая женщина:
- Что ты наделал, проклятый!
А черт и говорит:
- Что же мне делать, если он с детства хотел, чтобы у него и руки отсохли, ведь тогда ты не сможешь заставлять его короба плести и кормить его будешь из своих рук.
Делать нечего. Взвалила мать сына на плечи и пустилась бегом из пещеры, пока сын еще чего-нибудь не пожелал.
Так и не стал черт святым. Недобрая слава о нем пошла, но в этом он сам виноват. Уж кто-кто, а черт должен бы знать, что самые сокровенные желания не всегда желанны бывают".

- Так что видишь, мой маленький брат, не всегда следует выполнять желания мозга или тела. Самое трудное для личности - принять верное решение и в нужный момент встать на сторону мозга, чтобы подчинить тело, или на сторону тела, чтобы обуздать мозг, а может быть, найти третье решение и дать мозгу пищу, которая позволит ему в корне изменить свое мировоззрение.
Только личность может изменить мировоззрение мозга, потому что вопросы, возникающие у личности, ее впечатления от внешнего мира воздействуют на работу мозга, заставляя его переосознавать то, что казалось ему незыблемыми правилами, переоценивать установки, удобно уложенные в нем в качестве готовых рецептов, установки, на которые он опирается, формируя свои задачи, выводы и оценки. Развивая свою личность, человек изменяет свое сознание и бытие, целенаправленно воздействуя на мозг и тело, и постепенно превращается в человека-дерево. Это превращение - одна из основ учения Спокойных.

- Что такое личность? - спросил я. - Чем она отличается от мозга и сознания человека?
- Это слишком сложная тема, чтобы говорить об этом сейчас, - ответил Ли. - Разные источники и разные учения определяют личность по-разному. Спокойные создали свою теорию личности, по которой личность разбивается на несколько составных частей типа "человека вообще", "человека в частности" и так далее.

Но главное, что определяет личность человека-дерева, - это то, что трудно выразить словами и можно только почувствовать. Это - внутренняя сила. Сейчас я говорю о личности, мозге и теле для того, чтобы ты интуитивно научился понимать, что это, и разделять их функции и задачи.
- Как я понимаю, в идеале принятие правильных решений должно оставаться за личностью, - сказал я. - Но как можно быть уверенным, что твоя личность принимает правильные решения?

- Личность обычного человека принимает правильные решения только случайно. Для того чтобы принимать правильные решения, нужна правильная личность. А поскольку момента, когда мне удастся вправить мозги твоей личности, ждать еще долго, сейчас наиболее правильным решением для твоего европейского мозга будет не задавать глупых вопросов и не ловить кайф от бессмысленных, кажущихся тебе умными рассуждений.
Неожиданно Ли спросил:
- Что ты вообще помнишь о своей жизни?
Я немного подумал и ответил:
- Наверно, то же, что и обычный человек.
Еще в первую неделю нашего общения Ли приучил меня не делать категоричных заявлений, каждое из которых он встречал градом насмешек. Больше всего он издевался над речевыми штампами, и мне приходилось каждый раз думать, чтобы выбрать ответ, допускающий различные толкования.
- Ты не должен быть обычным человеком, - сказал Ли. - Я направлю тебя по пути воинов жизни, и после того, как ты станешь воином, ты объединишь остальные пути и превратишься в "человека-дерево".
Я усмехнулся про себя. Хотя умом я понимал возвышенную суть образа "человека-дерева", сам образ всегда мне казался немного смешным.
- Знаешь, почему название "человек-дерево" всегда вызывает у тебя усмешку? - поинтересовался Ли, и сам ответил: - Ты не можешь избавиться в числе прочего от образа, заложенного в сознание вашего поколения песней Высоцкого:

Но если туп, как дерево, родишься баобабом
И будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь.

Ты должен освободиться от давления подобных мыслеобразов, от нелестных сравнений, потому что в новом мыслеобразе, который будет заложен в тебе, "человек-дерево" - это человек совершенства, объединивший в себе силу четырех стихий для того, чтобы стать пятой. А теперь постарайся вспомнить самое яркое событие в своей жизни.
Я сказал, что самым ярким моментом была его демонстрация прыжков в день нашей первой встречи.
- Не нужно ничего описывать словами, - сказал Ли. - Восстанови в памяти последовательность событий и свои ощущения.

Сделать это было совсем нетрудно. Я закрыл глаза, и в моем воображении начали возникать образы, сперва смутные, потом они стали приобретать более яркие очертания, перерастающие в ощущение реальности. Сначала я увидел яркую луну и вспомнил, как были обострены мои чувства перед показом. Потом в лунном свете возникла фигура Ли, и я услышал его хриплый изменившийся голос. Сцену его прыжков я прочувствовал так ярко, что, как и тогда, ощутил тошноту и головокружение. Мой желудок спазматически сжимался, я начал оседать на землю, почти теряя сознание.

- Хватит, хватит, - услышал я голос Ли. Его руки подхватили меня, он надавил мне на точки под носом и на руках. Я почувствовал себя лучше, хотя голова все еще была тяжелой, а реакции - заторможенными.
- У тебя неплохо получается, - засмеялся он, - теперь ты видишь область практического применения медитации воспоминаний. Чтобы очистить желудок, обычный человек засовывает два пальца в рот, а воину жизни для этого достаточно вспомнить некоторые моменты своего прошлого. Преимущества очевидны.
Ли произнес эти слова с таким пафосом и торжественностью, что я поневоле расхохотался и полностью пришел в себя.
Медитация воспоминаний вошла в мою жизнь в виде каждодневных упражнений. Я вспоминал события минувшего дня, прокручивая в памяти все наиболее существенные моменты, потом вспоминал незначительные детали, например, как я чистил зубы, восстанавливая в мельчайших подробностях, на уровне движений, каким жестом я брал зубную щетку, с каким усилием и в каком месте надавливал на тюбик с зубной пастой, каким движением подносил щетку ко рту, вспоминал ощущение зубной пасты на деснах и все остальное. Сначала такое детальное вспоминание давалось мне с трудом, но со временем у меня развилась и активизировалась своеобразная мышечная память, и стоило мне сосредоточиться на воспоминании о каком-либо действии, как мышцы начинали сокращаться и подергиваться на уровне идеомоторных движений, которые при более сильном сосредоточении переходили в аутодвижения.

Потом я вспоминал позавчерашний день и так далее, углубляясь в прошлое.
Ли сказал, что на первых фазах формирования ученика, кроме умения детально восстанавливать в памяти реальные события, нужно научиться в одной из разновидностей медитации воспоминаний, которая называлась "воспоминание о том, чего не было", реализовать свои желания и мечты для того, чтобы нейтрализовать какие-то свои комплексы, внутреннюю неудовлетворенность или снять состояние фрустрации от невозможности получить в данный момент то, что ты хочешь. Конечно, многие люди мечтают с детства, но учение Спокойных довело способность мечтать до уровня искусства, когда мечта не пускается на самотек, а используется целенаправленно для достижения каких-то конкретных целей.
Медитация воспоминаний о том, чего не было, создавала миф о событиях твоей жизни, которые никогда не происходили, но вспоминались с реальностью и достоверностью подлинных событий, словно становясь частью истории жизни ученика.
Например, если ученик боялся высоты, он вспоминал, как когда-то он был альпинистом, создавая реальную картину несуществующих событий и в деталях вспоминая, как он лазил по скалам, перебирался над пропастью по канату, смотрел вниз с вершины горы. Начинались такие воображаемые воспоминания с небольших высот, чтобы страх не мешал выполнению упражнения. Постепенно высота увеличивалась, и страх высоты исчезал.

Если же страх высоты не проходил, можно было вспомнить, например, что ты пришел к даосскому мудрецу, и тот научил тебя специальным упражнениям, помогающим преодолеть этот страх, или дал тебе лекарство от страха и т.д.
Подобные медитации помогали избавиться от страха перед болью, перед поединком с несколькими сильными противниками, помогали избавиться от проблем общения с окружающими и имели множество других применений. Можно было исправлять ошибки прошлого и стирать чувство неловкости, вины или стыда, вспоминая ситуацию по-новому и не допуская прошлых ошибок.
Конечно, избавиться от страха высоты можно было бы, выполняя определенные упражнения в реальной жизни, но на все просто не хватало времени, и медитация воспоминаний о том, чего не было, значительно сокращала срок обучения. Часто я выполнял ее перед сном, и воображаемые события переходили в сны, которые стали очень яркими и реальными.
Конечно, этот вид медитации можно было использовать и для получения удовольствия, но, как и в любом удовольствии, необходимо было чувство меры, чтобы не подменять способность свободно ориентироваться в реальном мире призрачным существованием в стране грез.
Медитация воспоминаний о том, чего не было, также являлась инструментом для удовлетворения скрытых жажд организма (жажды славы, признания, любви), снимая внутреннюю неудовлетворенность, так что ученик переставал отвлекаться на эти приманки, не попадаясь больше в ловушку своих эмоций и внутренних потребностей.
Одной из разновидностей медитации воспоминаний о том, чего не было, являлась медитация воспоминания себя таким, каким ты никогда не был. Эту медитацию можно было использовать, например, в случае, когда у тебя не получалось какое-то упражнение и ты вспоминал о том, как уже многократно выполнял его; или, желая сделать свое тело более красивым и сильным, ты вспоминал себя именно таким, что на уровне самовнушения способствовало физическому совершенствованию.

Близкой по типу к этим медитациям была омолаживающая медитация, которую выполняли Спокойные, достигнув определенного возраста. После расслабления нужно было представить себе, что тебя с большой силой тянет назад и ты проваливаешься, но не в пространстве, а во времени, проносясь назад сквозь время к моменту когда тебе было 18-20 лет. Было необходимо почувствовать, как полностью омолаживается весь организм, как мышцы наливаются ощущением молодости и силы, а кожа становится свежей, гладкой и упругой. Ощущение двадцатилетнего возраста переносилось в реальную жизнь и переходило на уровень подсознательной уверенности.

В плане обучения рукопашному бою медитация воспоминаний была исключительно полезна при мысленном воспроизведении фрагментов боев и тренировок. Обычно после каждой тренировки в лесополосе Ли заставлял Славика и меня вспоминать все новые элементы, которые он нам показывал, вспоминать, как он сам выполнял упражнение. Таким образом он как бы все время находился рядом с нами, и я научился в любой момент вызывать его образ. Воспоминания движений вызывали отзвуки и подрагивание в мышцах, небольшие мышечные сокращения, которыми мы как бы конспектировали показанный урок. Повторение уроков реализовывалось ночью в очень ярких сновидениях, и у меня подергивались конечности, имитируя удары.

Наяву воображаемые движения с легкостью переходили в аутодвижения. Для этого было достаточно хорошо расслабиться и мысленно воспроизвести образ. Тело начинало двигаться само с удивительной легкостью, без физического ощущения движения. Оставалось только отстраненное наблюдение за происходящим. Этот вид аутодвижений был программируемым иуправляемым. Мы практиковали также неуправляемые, спонтанные аутодвижения, но они вызывались другими типами упражнений - более близкими к цигуну.

Воспоминание и мысленное воспроизведение урока существенно ускоряло обучение, потому что достаточно было увидеть несколько раз какое-то движение, показанное Ли, и попробовать воспроизвести его в паре со Славиком, чтобы потом, больше не разучивая его, запомнить его навсегда с помощью медитации воспоминаний.
Однажды, когда мы тренировались в лесополосе. Ли сказал:
- Сейчас я покажу вам еще одну снежинку, падающую с неба (в Шоу-Дао так называют новую для ученика часть знания). Вы уже достигли определенного уровня в контроле над мышцами, в повторении движений - физическом и мысленном, но главное, чему вы научились, - это не только видеть движение глазами и слышать ушами производимый движением звук, но и воспринимать и чувствовать движение всем телом. Сейчас я покажу вам, как мысленным представлением движения можно управлять человеком.
Ли велел Славику встать и расслабиться. Потом он сказал ему:
- Сейчас я дам тебе ключ.
Ли подошел к Славику и нанес ему короткий резкий удар в солнечное сплетение, потом, не давая развиться спазму, ударил его открытой ладонью по спине, чтобы восстановить сбившееся дыхание.
- Ты ощутил физическое воздействие удара, но тот же удар ты можешь почувствовать и на расстоянии, - сказал Ли. Он отошел на несколько метров и нанес такой же удар в воздух. По тому, как сократились мышцы живота Славика и как он согнулся, я понял, что удар достиг цели.
Учитель сказал:
- Сейчас ты почувствовал удар, увидев, как я собираюсь ударить. Закрой глаза.
Славик закрыл глаза. Ли сосредоточил взгляд на его животе, не делая больше никаких движений. Через несколько секунд мышцы живота Славика содрогнулись.
- Я не нанес удар, - сказал Ли, - но твое тело почувствовало мое желание ударить в солнечное сплетение и отреагировало на него. Точно так же твое тело может почувствовать мое желание ударить в любую другую его часть. Но имейте в виду, если вы будете показывать это своим ученикам, часть тела, в которую вы собираетесь наносить мысленные удары, сначала нужно раскрыть настоящим ударом, как это сделал я, и только потом начинать мысленное воздействие, хотя мне это делать не обязательно.

Ли снова сосредоточился. На этот раз его взгляд не фокусировался на Славике и был направлен куда-то в сторону, в никуда.
Славик неожиданно отдернул ногу, потом прикрыл голову рукой, попытался защитить спину. Он сделал еще несколько защитных движений.
- Ты научился воспринимать мыслеобразы ударов, - сказал Ли. - Не нужно объяснять, как это можно применить в бою. Но это только начало упражнения. Расслабься и говори мне, что ты чувствуешь.
- Я чувствую, что рука стала тяжелой и с силой давит мне на бедро.
- А что ты хочешь сделать сейчас?
- Я хочу захватить рукой материю на моих брюках.
- Сделай это. Ты ее крепко держишь? А теперь выполни то, что хочет сделать твоя рука.
Славик резким рывком разорвал свои брюки.
- Следуй за своими ощущениями, - сказал Ли.
Повинуясь безмолвным приказам Учителя, тело Славика начало совершать красивые плавные движения. Его руки двигались с четкими остановками в какие-то моменты, движения их то замедлялись, то ускорялись. Можно было подумать, что Славик находится в трансе, но было видно, что он полностью осознает происходящее. На его лице застыло выражение напряжения и удивления. Казалось, что он прислушивается к направляющему его внутреннему голосу.

Страницы:   1 | 2 | 3 | 4  Следующая