Думай хорошо...

 

 

                     

                                            И будет Х-О-Р-О-Ш-О!

Путешествие за ПОНИМАНИЕМ / Библиотека / Ольга Зевс / Эгоизм / Подростковый эгоизм 

Подростковый эгоизм

Если же опасение и предвидение в качестве сдерживающих факторов отсутствуют, то подростковый эгоист беспрепятственно демонстрирует ошарашенному миру модель поведения неандертальца, озабоченного удовлетворением инстинкта самосохранения и инстинкта продолжения рода.  В случае подавления и сдерживания – разрушения преимущественно происходят во внутреннем пространстве подросткового эгоиста, опосредованно влияя на чувственно-эмоциональную область внешних контактов. Во втором случае дубина агрессивного самоутверждения крушит все, что не относится к самоощущению «Я», периодически, а с возрастом все чаще, получает ответное воздействие, с трудом, но все-таки делает вывод об отсутствии абсолютной безнаказанности и постепенно приходит в том или ином объеме к первому варианту.  Требуется самостоятельная внутренняя возвратно-поступательная работа осознанного взросления, цивилизации и дремучего агрессора, и зажатого в тиски запретов хаотичного инициатора по очевидной двухшаговой схеме. 

  1. Окультуривание внутреннего пространства в отдельной конкретной, очень узкой области.
  2. Освоение адекватной формы связи окультуренного внутреннего с имеющимся внешним, т.е. доступного, социально-приемлемого способа самовыражения в выбранной области. Количество, периодичность, качество проработки циклов – на усмотрение исполнителя.  Любой воспитательный процесс, воспитание себя в том числе, протекает радостно и эффективно при дружелюбном, мягком, матерински-отечески-снисходительном, заинтересованно-внимательном и сочувствующим взаимодействии с воспитуемым, исключающем холодный, жесткий контроль, всякого рода обвинения и судилища, полицейские меры воздействия и безжалостную дрессуру. 

Внутренний подросток очень часто похож на загнанного в угол затравленного зверька, который огрызается, кусается и царапается от отчаяния, страха и боли, которого прежде, чем воспитывать, окультуривать, цивилизовывать необходимо накормить и успокоить.

   

 

Внимание – вот что нужно в первую очередь вашему внутреннему подростку, ваше внимание внешне-взрослого человека, согретое пониманием и желанием помочь, нужно просто обращать внимание на сходно-повторяющиеся ситуации, которые рождают стандартный протест, чувство невыносимости, невозможности, агрессию, желание ликвидировать, уничтожить и переживать их последовательно вместе, плечом к плечу, взрослый и подросток, пытаясь понять и объяснить причину именно такой реакции. Агрессия, отторжение, несогласие – следствие противопоставления себя миру, единственная освоенная подростковым эгоистом форма общения с ним, как наиболее эффективный способ доказательства дееспособности и силы одиночного «Я».  Внимание, уделяемое внутреннему подростку, постепенно убедит его, что он не одинок, что вместе с внешним взрослым существовать надежнее и спокойнее, что расширение внутреннего «Я» до привычного существования в состоянии «Мы» возвращает утерянную в глубоком детстве способность движения по жизни с веселым азартом, без жертв и разрушений. Чуткое доброжелательное примиряющее внимание к своим внутренним реакциям помогает утолить голод по безусловной любви, снизить уровень недоверия, подозрительности и неприятия и приступить к процессу самовоспитания, который лучше всего начать с приобретения понимания путем убеждения себя с уровня ума, что отрицательный результат – это тоже результат, что попытка повышает точность и чистоту достижения, а ошибка сокращает пространство поиска.  

Признание равноправия, более того, полезности отрицательного результата может даваться нелегко, потому что подростковый эгоист не умеет учиться, ему трудно наладить процесс совершенствования начальных навыков, он запрограммирован на единичный рывок к достижению и предпочитает осваивать незнакомое скачками, а никак не в ходе приятной прогулки. Пульсирующее, фрагментарное существование может быть сглажено и полезно дополнено до целостного, если предоставить себе не требующее оправданий право на ошибку, если заранее согласиться с возможностью неуспеха и рассматривать его как подсказку, предварительный результат или совет по изменению траектории движения.  Дальнейшее воспитание, окультуривание, цивилизацию внутреннего пространства можно направить по пути исследования «территории» неприятия, границы которой четко фиксируются частотой и осмысленностью употребления слова «нет» и других слов с отрицательными частицами. 

Любое речевое отрицание, особенно не несущее смысловой нагрузки, стереотипно-привычное, спонтанно-вырывающееся, даже если за ним следует согласие, обозначает линию фронта, область подсознательного восприятия внешнего как враждебного, активизацию привычного напряжения и готовность от мирного взаимодействия незамедлительно перейти к нападению, самоотверженно защищая неоперившееся «Я».  Согласие, последовавшее за озвученным или внутренним отрицанием, носит формальный, поверхностный характер, обозначая наличие запрета на самовыражение в этой зоне, который, собственно и поддерживает привычное напряжение в качестве заградительного барьера, препятствующего свободному, но опасному в дальнейшем (по подсознательному ощущению) движению энергии. 

Наличие мощной разветвленной, труднообъяснимой по целевому назначению, почти не поддающейся коррекции и существующей независимо от желания самого обладателя системы запретов на иногда очень простые и легко реализуемые другими действия, поступки, высказывания свидетельствует о том, что дремучий дикарь-инициатор был в детстве подвергнут внешней жесткой дрессуре людьми и/или обстоятельствами, которая и оставила эту оборонительную систему.  Выстраивание системы внутренних запретов, как жесткого панциря сдерживающих ограничений – это реакция невоспитанного активного ребенка на существование в зависимом режиме, где инициатива регламентируется пока непонятными ему, но ограждающими от разрушений и его, и других правилами, нарушение которых влечет болезненное наказание, преимущественно в эмоциональной сфере. 

Каждый запрет опирается на отрицательное эмоциональное, возможно неоднократно повторенное переживание, когда энергия сильного, но деструктивного душевного порыва с разбегу наткнулась на стену непонимания или отторжения и бумерангом ударила по мягкому, открытому, незащищенному.  Именно так, подростковый эгоист ранит себя сам, т.к. ослепленность собой, неуправляемая жажда скорейшего осуществления лишает человека тактичности, способности мягкого вхождения в социо-ситуацию с учетом не только своего состояния, но и состояния тех, на кого направлен душевный порыв. Было бы ошибкой в наличии очагов эмоционального напряжения и смирительной рубашки ограничений винить окружение, семью, воспитателей и, подобно инфантильному эгоисту, выносить причину возникновения внутреннего дискомфорта вовне. 

Лучше прийти к пониманию того, что каждая рана, каждый удар были не только полезны, но крайне необходимы, т.к. жертва в малом сохраняла целое, обеспечивая возможность (при желании) в осмысленном возрасте залечить полученные травмы и полностью восстановиться, в противном же случае при попустительстве и недопустимой мягкости окружения реален шанс нанести себе непоправимый вред, подобно бесшабашному мальчишке, опасно игравшему и оставшемуся без руки, ноги или потерявшему зрение.

    

 

Понимание – искреннее, до глубины души – нужности проживания какого-то периода жизни в зависимом положении ради собственной же безопасности снимает претензии к прошлому, освобождает от перманентно возникающего чувства пронзительной жалости к себе и ненависти к мучителям, позволяет очистить эмоциональное пространство от хлама злобы, зависти, ревности, агрессивной активности и излишней сосредоточенности на собственной исключительности.  Именно отрицательные эмоции и напряжения эгоцентризма делают опасным неконтролируемое самовыражение, мешают осознать, что саблезубые тигры давно вымерли, а мы живем не в доисторической чаще с опорой на звериные инстинкты самоутверждения путем уничтожения, что демонстрировать многочисленные достоинства выгоднее в ходе борьбы или игры по типу спортивной, а не в результате кровавой бойни. Чем больше негативных, а поэтому деструктивных, эмоций во внутреннем пространстве переживаний подросткового эгоиста, тем выше накал непримиримости, превращающий даже незначительное соперничество в схватку не на жизнь, а на смерть.  Процесс очищения эмоционального пространства очень заметен по тому, как постепенно в обыденных ситуациях, поступках, действиях нетерпение и непримиримость сменяются захватывающим азартом, конкуренция и соперничество позволяют сохранить дружбу и желание общаться, неприятие себя и других трансформируется в ощущение командного единства мира, где каждый вносит посильный вклад в его созидание. 

Очищение эмоционального пространства приводит к естественному, спокойному, почти незаметному сокращению числа запретов, увеличению территории безопасной активной деятельности и обеспечивает возможность творческого самовыражения, приносящего радость и творцу, и окружающим.  Творческое самовыражение налаживает эффективное, результативное взаимодействие внутреннего с внешним по незамутненным, неискаженным каналам связи и приносит столь необходимое признание и вознаграждение, в том числе и в денежной форме. Вообще вопросы финансового обмена, финансового взаимодействия очень важны для человека, существующего в состоянии «Я сама / я сам», а разумность, обоснованность, стратегичность зарабатывания, накопления, расходывания денежных средств есть приоритетная область эволюционной работы для подросткового эгоиста.  Подростковый эгоист живет в пространстве, эмоционально-окрашенном индивидуальными страстями, желаниями, настойчивыми стремлениями, вдохновляющими идеями, которые и являются побудительными мотивами, высококалорийным топливом мощного двигателя внешней активности. Деньги – это видимая, материализованная форма и количественное выражение имеющейся внутренней энергии и не все равно, как их зарабатывать и куда направлять.  

Очищение эмоционального пространства, уборка эмоциональной территории может, причем весьма продуктивно, осуществляться, в том числе, и путем осмысленной, целенаправленной работы по освобождению каналов притока денежных средств от излишнего напряжения, суеты, беспокойства, насилия над собой и другими; можно, а иногда просто необходимо, пойти на некоторое сокращение входящего денежного потока ради обретения спокойствия и возможности вдумчивого неспешного зарабатывания без потери ощущения себя, которая обычно сопровождает гонку, аврал, «пожар», без потери ощущения протяженности жизни, которое часто затмевается сиюминутностью, для того, чтобы обрести чувство целостности собственной судьбы, взамен лихорадочной череды быстро забываемых ощущений от разрозненных событий, ее составляющих.  Подростковый эгоист особенно остро ощущает силу и власть денег, наличие которых способно компенсировать или скрыть неявно ощущаемую личную слабость, корни которой в эволюционном возрастном отставании, в отсутствии достойной долговременно-значимой судьбоопределяющей цели, процесс достижения которой мог бы принести укорененное чувство самоуважения, т.е. чувство собственного достоинства, которое только и может безоговорочно доказать необходимость индивидуального присутствия в текущей жизни. 

Исходящий денежный поток требует особого внимания.  Подростковый эгоист чувствует себя неуютно без достаточного (по субъективной оценке) количества денежных знаков, они являются эквивалентом желаемого жизненного ресурса, эквивалентом предназначенной для предъявления вовне жизненной силы, они подтверждают социальную значимость и исключительность обладателя, с их помощью жажда самоутверждения и превосходства удовлетворяется легко и беспрепятственно.  Человек в состоянии «Я сама / я сам», деформированном подростковым эгоизмом, склонен к необоснованным тратам, эффектным, но не продуктивным вложениям, к неразборчивости в объектах финансирования, тогда как именно для него имеет существенное значение выбор не только того, что купить, но и где купить: у крикливого торговца на многоцветном рынке или в тихом трудолюбивом семейном магазинчике; в многолюдье может быть потрачено больше с получением одноразового удовольствия, но вряд ли удовлетворит глубинное желание стабильного материального благополучия.  

Особую пользу для нормализации энергетического обмена, для поддержания энергетического баланса может принести благотворительность или спонсорская деятельность (независимо от величины собственных доходов) с тщательным и очень конкретным выбором объекта вложений, причем имеет значение не масштаб мероприятия, а личный контакт и уверенность в благородстве и одухотворенности финансируемого человека и его действий.

   

 

Не разовое, периодическое, импульсивное, а регулярное стабильное финансовое участие (независимо от объема) в позитивном долговременном проекте, вовлекающем в свою орбиту не одного, а группу людей, особенно если целью проекта является движение по пути развития, самосовершенствования, расширения представлений о себе и мире, через некоторое время неизбежно подарит ощущение спокойного удовлетворения внутри и финансовую стабильность вовне.

 

Человек, чрезмерно быстро двигающийся к цели, создает непреодолимые препятствия.
Восточная мудрость

 

Послесловие 

Страницы:  Предыдущая  1 | 2 | 3 | 4  Следующая